Жительница Рыбинского района по крупицам собирает список захороненных в братской могиле людей близ родной деревни

 

О её работе и одном из самых страшных для нашей области эпизодов Великой Отечественной войны, читайте в нашем материале.

От станции Лом вдоль путей около двух километров. На пути к братской могиле встречаются разве только поезда. 

Полчаса пешком и перед глазами небогато украшенный обелиск. Его установили в шестидесятые на месте воронки, в которой покоится более сотни человек.

Трагедия близ станции Лом произошла 13 октября 1941 года. На строительство оборонительных сооружений в город Ленинград отправлялись шуйские студенты, также были рабочие трудового фронта из города Иваново и из города Палех.

 Некоторые из них вспоминали — ехали дружно и с песнями. Всё сменилось в один момент, на том самом втором километре от Лома.

Между двух трёх-часов показались самолёты. Многие шутили: «Нас провожают!». Приблизившись, самолёты начали бомбить его. Несколько бомб, разорвавшиеся недалеко от эшелона, перевернули три вагона. Осколком был убит помощник машиниста. Люди в панике бежали в лес и в болото. Много осталось там убитых. 

 Жанна Колычева с трудом сдерживает слёзы, читая письма пассажиров того поезда. Хоть и видит их далеко не в первый, и даже не в сотый раз. Она родилась в Дюдьково, — деревне неподалёку, отучилась в местной школе и осталась в ней же преподавать. Помимо этого заведует небольшим музеем, а также руководит поисковым отрядом.

Есть мнение, что зачем туда ходить? Там же не наши родственники. Это же могила по сути. Но я считаю, что, если событие произошло здесь, — считает заместитель директора Ломовской средней школы Жанна Колычева. — И у многих других родственники погибали в других местах, там же тоже ухаживают за этими могилами. Мы, можно сказать, приняли клятву, ученики школы, ухаживать. Мы её переняли, можно сказать, и продолжаем эту традицию.

 Если на момент открытия обелиска были известны лишь 37 имён погибших, то теперь их в списке на полсотни больше. На четверть — это прямая заслуга Жанны Колычевой. Она наладила контакты с рыбинскими военкоматами. А недавно подключила к поискам и Государственный архив.

Мы направляем запросы в те учреждения и организации, которые нам помогут установить номер эшелона по крайней мере. Хотим восстановить эшелонные списки, приказы по организациям, — рассказал начальник управления по делам архивов правительства Ярославской области Евгений Гузанов. — Вот Ивановская служба занимается этим, по ЗАГСовским документам тоже попробуем установить, имеется ли информация об актах захоронений.

 Пока работы архивариев из разных областей только начаты. И могут затянуться на месяцы и годы. По разным оценкам, им предстоит обнаружить десятки имён погибших под Ломом.

великая отечественная война1001