В Храме Ильи – Пророка началась реставрация

Храм Ильи-Пророка дождался реставрации. Росписи в северном приделе стали почти не видны под слоем плесени, а восстановительные работы 50-х годов совсем не пошли им на пользу. Наведением небесной красоты занялась бригада известного ярославского реставратора Евгения Чижова. Пророки тоже иногда нуждаются в помощи. Ярославский Илья-Пророк помощь получил. В северном приделе этого храма, начались реставрационные работы. Фрески 17 века попали в основном в ласковые женские руки: в бригаде всего один мужчина, начальник. Первый этап - подготовительный: мастера избавляют «раны» росписей от накопившейся соли. «От протечек из кладочного раствора, из самой кладки соли выходят на поверхность живописи, разрушая ее, внутри храма», - поясняет реставратор Евгений Чижов, - «Наша задача - снять соли. А оставшиеся в толще штукатурки – связать». К фрескам приложила руку не только природа, но и неумелые реставраторы конца 50-х годов. Гипсовые следы их действий современным работникам нужно убрать. Удаляют и проржавевшие старинные гвозди, из-за чего роспись пока похожа на человека, перенесшего оспу. Поработать красками художники в этом году не успеют - при температуре ниже +7 все работы в приделе прекратятся. Конечно, в реставрации нуждаются не только 201 метр левого придела. В печальном состоянии многие фрески храма Ильи Пророка. Но закрывать его на реставрацию не спешат - ведь тогда иссякнет поток туристических денег. Сдавать работу мастера будут представителям ярославского музея-заповедника. Хотя храм Ильи Пророка в настоящее время слуга двух господ: музея и епархии. Пока светская и духовная власть уживаются в его стенах. Но по храму уже бродит призрак окончательной передачи его во власть епархии. Музейщики, правда, пока не очень в это верят. «Есть заключение научно-методического совета Росохранкультуры, которое говорит о том, что храм должен оставаться в ведении музея и использоваться совместно музеем и епархией», - говорит директор Ярославского музея-заповедника Елена Анкудинова. Впрочем, фрески требуют реставрации вне зависимости от того, кто на них будет смотреть: богобоязненные прихожане или впечатлительные туристы.