Глава «Почты России» рассказал о дронах, очередях, почтальонах и битве за рынок

Почта готова сократить срок доставки по городу до двух дней, а на труднодоступных территориях использовать дронов. Как скоро можно будет заказать беспилотную доставку, рассказал глава «Почты России» Максим Акимов в интервью «Российской газете».

Доставки сделаны

- Почту часто обвиняют в долгой доставке. Когда она ускорится?

- Сейчас средневзвешенный срок доставки по стране – 3,7 дня. Нам надо сокращать его до двух дней. В большинстве крупных городов у нас уже есть доставка на следующий день, будем это масштабировать. Мы видим огромный спрос на гиперлокальную доставку – это доставка в течение нескольких часов по заказанному слоту. Мы подсчитали, что потеряем примерно четверть клиентов, если в течение года не дадим им суточную доставку. И еще 80% клиентов от наших услуг не откажутся, но хотели бы такую быструю доставку. Это важнейший тренд – клиент больше не готов ждать 2-3 недели товар из зарубежного магазина. Такой клиент тает у нас на глазах.

- На почте появились электронные очереди и продуктовые магазины. Каких новшеств еще ждать?

- Работу отделений мы стремительно модернизируем. Делаем современную мультисервисную архитектуру так, чтобы пользователям было удобно, чтобы сервис работал безотказно.

Когда мы говорим об очередях – это наша застарелая проблема, от которой страдают наши клиенты и которая сильно бьет по нашему имиджу, – то это далеко не только вопрос комплектации персонала и недостаточности операционных окон.

Очень часто причина – наше программное обеспечение. Оно иногда зависает, выдает неверные данные, приходится подтягивать дополнительные данные из других систем. Каждая секунда задержки - это время, которое мы забрали у нашего клиента. Нам очень важно его вернуть.

Сервисом простой электронной подписи сейчас пользуются около 36 миллионов человек. Это значит, что десятки миллионов человек не нужно идентифицировать по паспорту, не нужно заполнять бумаги. Достаточно кода из смс-сообщения.

Мы посчитали, что только эта услуга позволяет нам экономить 42 миллиона минут наших клиентов ежемесячно! Это время мы возвращаем в экономику страны. Наша аудитория активно растет. 2020 год к 2019-му дал прирост пользователей с простой электронной подписью почти на 40%. И это следствие не только пандемии, но и спроса на цифровые сервисы у всех аудиторий – как у молодых, так и людей в возрасте.

- Каковы перспективы беспилотных технологий?

Они однозначно будут развиваться. Это единственный способ удешевить логистику. Разговоры про наш негативный опыт мы оставим дилетантам. Есть две группы проблем, которые надо решить.

Первая – это наш технический запрос. Нас интересуют не те дроны, которые делают красивые видовые съемки. Нам нужны серьезные аппараты с хорошей грузоподъемностью (100 кг минимум), с хорошим плечом полета (350-400 километров), с устойчивыми каналами связи.

Вторая проблема – цена владения, стоимость жизненного цикла, инфраструктура, сеть для управления аппаратами. Мы смотрим разные решения, разных поставщиков, проводим полевые испытания. У нас пока не все склеивается с точки зрения экономики, но уже понятно, куда двигаться.

- Речь об использовании дронов для доставки корреспонденции?

- Речь идет о самом разном почтовом грузе - иногда это просто продукты, посылки. Представьте себе 350-километровый маршрут, который включает в себя вездеход, моторную лодку или снегоход (через реку в разное время года), автомобиль, какую-то еще тягу… Морозы на таком маршруте это даже хорошо, потому что зимник становится - это счастье. Основная проблема - это как раз распутица и отсутствие твердого грунта. Есть еще горы, местность со сложным рельефом. У нас огромное количество населенных пунктов, до которых так просто не добраться. Мы не хотим, чтобы люди были отрезаны, и не хотим уходить с этих территорий.

При этом мы работаем в рыночном секторе, почта - не монополист, за нами никто не закрепил статуса единственного исполнителя, даже в доставке пенсий. Наши конкуренты очень часто выигрывают городскую доставку, где работать проще, а нам достаются сложные транспортные плечи, нам надо учиться конкурировать. Государство не субсидирует нам ни один продукт. Нам не так просто выполнять свою миссию и делать блага доступными.

- На какие технологические решения делаете ставку?

- Это, в первую очередь, распознавание текста, любое техническое зрение, начиная от работы с клиентом в отделениях почтовой связи, мониторинга его настроения, оценки правильности исполнения операций сотрудниками и заканчивая поточным сканированием – у нас есть такой сервис для клиентов. Например, когда бумажную почту надо оцифровать и доставить клиенту. Одно дело отсканировать дома сочинение ребенка и сохранить его на память, и другое дело работать с миллионами документов, которые идут потоком и требуют точности обработки, включая разметку, тегирование и другие опции.

Еще одно направление - это работа в городе, беспилотная доставка. Есть разные прогнозы, но понятно, что курьерская доставка - не вечное благо. Человеческий труд будет дорожать. И когда ясно, что пиццу можно доставить к дверям квартиры через 20 минут за ту же цену, то очевидно, что рынок будет двигаться к роботизации доставки.

Сначала она может быть по каким-то выделенным маршрутам. Мы заказываем беспилотники и роверы для тестирования, и это не 1-2 единицы, а крупные партии. Я бы не назвал эти решения зрелыми с учетом нашей зимы и напряженности городского движения, но двигаться в этом направлении надо.

Революция в торговле

- Бум электронной торговли – это следствие пандемии?

- Это не только COVID-19. Пандемия подтолкнула процесс перехода потребителя в цифровой канал. Мы получили минимум 10-12 миллионов новых онлайн-покупателей, у которых вообще не было онлайн-опыта, и это только по России. Цифровой потребитель обратно в чистый офлайн не вернется. Лидеры офлайн-торговли это тоже понимают и развивают сквозные сервисы: шоурум физический плюс онлайн-доставка или онлайн-шоурум плюс посещение магазина.

Но самое главное – это глобальное изменение, которое произошло в России практически мгновенно. Я говорю про российские маркетплейсы - как они активно вымещают трансграничный поток, замещая в том числе и российскими товарами. Это наши крупнейшие игроки – Wildberries, Ozon, Goods.ru, Lamoda и многие другие, которые имеют собственное логистическое производство. Это фактически революция, которая прошла почти незамеченной, но заслуживает настоящего восхищения. Они сейчас дают дневную доставку или доставку в 2-3 дня и обеспечили колоссальный переток спроса из зарубежных онлайн-магазинов во внутренний российский рынок. Если у нас прирост трансграна будет в пределах 5%, то внутренний рынок вырос на 44%.

Мы пока отстаем от ведущих стран по уровню проникновения электронной торговли, по посылкам на душу населения, по доле электронной коммерции в товарообороте, но поверьте, мы года за четыре нагоним. Это колоссальный вызов, и наша задача – сделать так, чтобы почта к этому вызову была готова. А именно – могла предоставлять качественный сервис доставки.

За этой революцией точно последует концентрация рынка. Онлайн-магазинов не будет так много, как сейчас, игроки будут укрупняться, и нам очень важно дать им хороший продукт.

- Вы продолжите поддерживать проекты по развитию трансграничной электронной торговли?

- Пока ассортимент российских интернет-магазинов и ассортимент крупнейших зарубежных отличаются в разы, это не секрет. При этом российский потребитель говорит: "Я больше не хочу ждать 4 недели, пока ко мне приедут фломастеры для ребенка, которые я купил в зарубежном онлайн-магазине, потому что они на 25 рублей дешевле, а для моего бюджета это ощутимо". У нас в принципе 90% товаров трансграничного потока – это товары стоимостью до 20 долларов, а внутри этого потока еще 80% товаров стоимостью до 10 долларов.

С одной стороны, мы должны двигаться к снижению порога беспошлинной торговли. С другой - дать человеку сервис, когда он мог бы заказать на зарубежном маркетплейсе тот же самый предмет, но получить его на следующий день.

- Как это можно сделать?

Максим Акимов: Если создать склад для хранения товаров по тем позициям, на которые в России повышенный спрос, то их можно и нужно хранить здесь - придвинуть момент пересечения таможенной границы к потребителю. Не транспортное плечо сжать, а товар завезти и выдавать его в режиме конкретных отправлений по мере клика клиента в интернет-магазине. Это называется бондовая зона. Пока товар хранится, он как бы находится за рубежом, поэтому вы не оплачиваете с него таможенные пошлины, это дополнительная выгода.

Но очень важно, чтобы в этот канал не ушел классический импорт крупными партиями. Почте поручили этим заниматься, чтобы государство могло регулировать процесс. Совместно с ФТС мы занимаемся этим пилотным проектом. В нескольких крупных городах у нас будут бондовые зоны: Москва, Новосибирск, Казань. В Казани возможно использование дополнительных складов, а значит, новые инвестиции в этот регион. Для запуска эксперимента по развитию таможенных зон для интернет-торговли требуются изменения в законодательство, и мы вместе с минфином, ФТС и правительством работаем над ними. Документы уже в высокой степени готовности.

Если удастся этот поток легализовать, если продукт получится привлекательным, то эксперимент можно будет расширять. Такая практика существует во многих странах.

- Такими складами за рубежом пользуются наши экспортеры?

- У нас есть идея развивать эту историю в других странах, сделать такой бондовый склад наоборот. У "Почты России" есть зарубежные мощности - дочерние предприятия и представительства в Китае, Германии, Европейском союзе. Российские предприниматели, которые торгуют в Европе, могут хранить там свою продукцию, а по заказу в пределах суток доставлять ее европейским потребителям. Это было бы дополнительной возможностью для российских экспортеров.

Пока рано говорить, какой будет спрос. Сейчас будем тестировать и по поручению премьер-министра Михаила Мишустина выводить проект на рынок.

- Каков потенциал электронной торговли в России с ее удаленными территориями?

- Электронная торговля – это некий уравнитель. Когда вы можете выбирать, потреблять и работать с ценой, когда нет жесткой монополии одного поставщика. Это как раз приход сервиса туда, куда он никакими другими путями прийти не мог - ни автолавкой, ни местным сельпо. Там есть покупатели с разным бюджетом, в том числе и скромным, но нам важно достучаться и до них. И сделать так, чтобы они не чувствовали себя ущемленными, отрезанными от благ цивилизации.

Полную версию интервью читайте на сайте «Российской газеты».

Фото: Владимир Гердо / ТАСС с сайта РГ

интервьюпочта россиитехнологии2500